Меню
16+

Городской округ «Новая Земля»

06.12.2019 13:05 Пятница
Категории (2):
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!

НОВАЯ ЗЕМЛЯ ГЛАЗАМИ ХУДОЖНИКА

Искусство, как когда-то сказал Пабло Пикассо, «смывает с души пыль повседневной жизни». Всем нам время от времени хочется отвлечь своё внимание от рутины в сторону прекрасного и возвышенного, и живопись, как предмет созерцания, прекрасно справляется с поставленной задачей. В августе этого года Новую Землю посетила делегация от студии военных художников имени М.Б. Грекова – уникальный творческий коллектив военных художников высочайшего профессионального уровня, не имеющий аналогов в мире. Художники студии объединены идеей служения Отечеству своим искусством, а также воссозданию в художественных образах знаменательных страниц доблести и славы русского оружия и истории государства. За время существования студии более 130 художников (скульпторов, графиков, живописцев) создали десятки тысяч произведений искусства, среди которых уникальные произведения монументального жанра – панорамы, диорамы и сложносоставные комплексы. Запечатлевали красоту нашей природы и наших людей военные художники Валерий Мокрушин и Вячеслав Потогин. Редакция газеты «Новоземельские вести» побеседовала с заслуженным художником Валерием Мокрушиным о нюансах работы в студии Грекова, о заказах и о впечатлениях от Крайнего севера.

Н.В.: Какова цель вашего прибытия на Новую Землю? Что вы хотели написать?

В.М.:«Наша творческая командировка сюда, на Новую Землю, была запланирована заблаговременно, сначала сюда выехали наши руководители. Они увидели своими глазами, убедились в том, что здесь, в самом деле, такой край — настолько изобразительный, что и ста лет не хватит, чтобы все это написать, хотя они увидели всего-то маленькую толику того, что есть. Мы были потрясены природой и людьми, которые здесь служат, на крайнем севере — это ведь всегда очень сложно. Рисовать военных, которые служат везде, в разных точках России, охраняя ее безопасность – это наша прямая обязанность. И одновременно с этим мы поем свою оду, свою песнь этим людям, проникаясь их непростой служебной жизнью. Сбор материалов, который мы сейчас осуществили, будет началом, стартовым материалом для создания в дальнейшем произведений более масштабных, более крупных, написанных уже в условиях мастерской, которые будут утверждены художественным советом и потом будут переправлены сюда, на архипелаг, в музей Дома Офицеров, чтобы страна знала своих героев. И то, что мы увидели здесь – это, конечно, потрясающе, хотя мы мало где были, буквально в окрестностях Белушьей Губы. Так что нам еще предстоит увидеть все остальное в дальнейших поездках. Руководство настроено на длительное сотрудничество, такое, чтобы художники все сюда съездили, побывали и написали ряд замечательных картин и полотен, которые должны быть здесь, чтобы военнослужащие ходили в Дом Офицеров, как в музей, и видели свои портреты, портреты своих детей, пейзажей. Это помогает службе и говорит о многом, ведь когда военнослужащий видит к себе такое отношение и пристальное внимание, он воодушевляется. Военные люди – это люди строгие, суровые, испытывают большие тяготы, к ним нужно особое, бережное, внимательное отношение, и область искусства дает как раз такую возможность — наполнить духовно минуты отдыха».

Н.В.: Вы пишете историю в картинах. Помимо исторической живописи, портретов, заказов, чем еще вы занимаетесь?

В.М.: «Студия Грекова на сегодняшний момент представляет очень сложный организм, где зарезервированы буквально все сферы изобразительного искусства, в том числе архитектура, скульптура, дизайн. Сейчас студия переживает один из самых интересных взлетов своего развития – увеличивается количество художников в студии, география командировок, мы присутствуем практически на всех учениях, представляем там студию и собираем материалы. Поиск образа нашего современника-военнослужащего – это основная задача и все занимаются этой темой».

Н.В.: Как вас встретила Новая Земля?

В.М.: «Перед нашим приездом здесь побывали наши руководители, и я увидел несколько рисунков-набросков моего коллеги, которые он сделал в быстром режиме. Это были наброски мыса Морозова, и я просто обезумел, увидев такие пейзажи. Мой друг и коллега не смог поехать с нами сейчас, хотя и планировалось, что мы приедем сюда втроем. Вот он не смог, и, честно говоря, он говорил, что завидует нам белой завистью. Эти слова говорят о многом. Когда мы летели сюда, я уже предполагал, что увижу здесь что-то необычное, нечто с приставкой архи-, потому что мы бываем в разных местах – и на юге, и на севере. Север привлекает тем, что здесь потрясающий цвет. Для живописца это очень важно. К примеру, на юге такого цвета нет. Там ослепительное солнце, выжженные этим солнцем деревья. Если посмотреть, например, на Крым, он выглядит немного «обесцвеченным». Поэтому в Крым мы стараемся ездить по весне, когда краски полыхают ярким буйством, всё цветное, цвет неба такой активный, цвет моря – зеркало. Там совсем другие краски. А если приехать летом, то можно увидеть дымку, матовость, траву пожухшую и выжженную. А здесь север. Это изумительный момент для живописца, здесь небо и вода настолько цветные, это подкупает. И русский север – это потрясающее место. Для себя я выделил такую несправедливость, что большую часть времени я бываю на юге, и меньше всего – на севере. Душа тянется сюда — приехать, изучить основательно, капитально здесь поработать. Под севером имеется в виду Архангельская область. У меня была поездка лет десять назад в Североморск, мы поехали с группой художников и очень хорошо поработали. И те впечатления сейчас подкрепляются этой поездкой. Это моя вторая поездка на север, и я считаю, что мне повезло».

Н.В.: Проводятся ли у вас выставки для широкой публики?

В.М.: «Да, конечно. Сейчас проходит ряд учений, и все художники заняты в них. Мы не исключение, мы тоже приехали сюда в таком же контексте, но каких-то практических военных действий мы здесь не видели, нас очаровала природа. И это тоже удивительный момент, потому что надо рисовать не только пушки-танки-самолеты, но и природу, цветы, писать натюрморты. Это всё мне интересно. В войсках нужны разные работы, не только на армейскую тему, но и на тему лирики, пейзажа. Приехав сюда, я видел ряд работ, которые висят здесь в интерьерах, и хотелось бы, чтобы студия Грекова основательно тут поработала — так, чтобы во всех армейских помещениях было наполнение настоящим, хорошим искусством. Сюда приезжают служить ребята из разных точек нашей страны, и хочется, чтобы они видели картины. Студия ведет очень большую работу в этом направлении, и уже приезжая куда-либо, мы видим в интерьерах плоды нашего труда. Как-то раз мы ездили в Оренбург на учения, и в номере, где мы жили с коллегой, висели наши работы. Одну работу я узнал сразу, она принадлежала нашему художественному руководителю, узнаваемый пейзаж. А вторая работа что-то мне напомнила, я смотрел, смотрел на нее, и вдруг с удивлением обнаружил, что эта работа, оказывается, моя (смеется, прим. автора) Я совсем забыл про нее, прошло уже много времени, и тогда она мне даже понравилась, потому что, когда я ее писал, она мне не нравилась. Забавно вышло, что по-прошествии времени мое мнение изменилось, я ее даже не узнал! Бывает же такое…».

Н.В.: Как происходит процесс написания работы? Сколько времени уходит на одну картину?

В.М.: «Выезжая в командировки, мы берем с собой краски, холсты, альбомы, делаем зарисовки, пишем этюды, берем обязательно фотоаппарат. Когда написан этюд, он несет в себе только эмоциональный заряд, и размеры этюда предполагаются маленькими. А для того, чтобы изображать окружающий мир так детально, как могут видеть глаза, нужен фотоаппарат. Он бесстрастно делает фотографию нужного места, и если у тебя есть этюд, ты можешь потом увеличить эту работу, а фотография подскажет, где находились те или иные детали и мелочи, которые ты не можешь сразу унести с собой. Это очень хорошее подспорье художнику. Когда я пишу в студии, я общаюсь со старыми коллегами, с маститыми художниками, с титанами изобразительного искусства, и они говорят, что если нужно написать этюд с натуры, обязательно надо брать с собой фотоаппарат. На последней стадии работы наличие деталей на фотографии очень поможет. Тогда работа будет уже не этюдная, а основательно прописанная. Можно писать довольно быстро и активно, если заранее подготовлены краски, если понятен образ, состояние природы или понятен характер человека, которого ты рисуешь. Работа с натуры на пленэре, как правило, происходит быстро. Допустим, за 1,5-2 часа можно написать этюд, как малого размера, так и большого. У каждого художника своя, разная энергетика. Кто-то пишет маленькие этюды, допустим, 15*15 или 20*30 сантиметров, я же предпочитаю писать большой этюд, беру огромные кисти и начинаю энергично работать. А когда берешь маленькую кисть, начинается ювелирная работа, она требует большей усидчивости и большего попадания, и получается, что на маленькую работу уходит больше времени. От большого холста идет большая энергетика. Ты быстро делаешь работу, потому что можно использовать сначала большую кисть, потом взять среднюю и маленькую, и когда они все вместе, получается полный регистр, и живопись кажется убедительной, законченной. Состояние природы может меняться быстро. Задача состоит в том, чтобы как можно быстрее взять эти отношения, потому что природа живет, ежесекундно меняется, и получается, что работа на пленэре – это сплошная погоня за состоянием».

Н.В.: Какие у вас пожелания для новоземельцев?

В.М.: «Пусть вам всегда благоприятствует погода, пусть жизнь не будет сложной, пусть зверьё не так сильно докучает, пусть будет максимальный режим благополучия. Здесь климат настолько суровый, что надо быть очень крепким человеком, сильным, здоровым, выносливым. Хотелось бы, чтобы здесь никто не чувствовал разрыва от цивилизации, чтобы была полнокровная жизнь, чтобы здесь было всё интересно и самим военнослужащим, и их детям и семьям».

Н.В.: Спасибо Вам за выделенное время!

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи. Комментарий появится после проверки администратором сайта.

23